Политолог рассказал о возможной реакции России на нежелание США договариваться

Политолог рассказал о возможной реакции России на нежелание США договариваться

«Появление ракетной базы на Кубе маловероятно»

В Женеве начались переговоры России и США по гарантиям безопасности для нашей страны. На 12 января запланировано заседание Совета Россия-НАТО. Хочется надеяться на положительный итог встреч, однако, в свете жесткой позиции сторон, успех переговоров под большим вопросом. Что будет делать Москва, если ее предложения будут отвергнуты? «МК» попросил ответить на этот вопрос замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований  НИУ ВШЭ Василия Кашина.

Фото: AP

–​ Какие меры военного и военно-технического характера мы можем предпринять в случае провала переговоров в Женеве?

– Наш военно-технический ответ будет состоять, как вариант, в размещении новых видов вооружений в европейской части России. Возможно, в Белоруссии. Можно ожидать пересмотр доктринальных установок. Например, масштабное развертывание ракет средней дальности наземного базирования, в зоне досягаемости которых могут оказаться многие европейские столицы. После уничтожения по инициативе США Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности Россия может, к примеру, создать подобную баллистическую ракету с гиперзвуковым маневрирующим боевым блоком.

Второй вариант – снизить порог применения ядерного оружия, развернуть дополнительные ядерные группировки в европейской части страны.

Можем ли мы, например, продать С-500 Китаю как основному конкуренту США?

– Поставки оружия и так идут. Специально продавать им оружие в ответ на события в Европе едва ли имеет смысл. Ухудшение отношений с НАТО, естественно, повлияет на наше военное сотрудничество с Китаем, но не настолько сильно.

 А если продать Ирану С-400, ударные истребители?

– Аналогично дела обстоят с Ираном. Независимо от развития событий в диалоге с НАТО Россия стремится поддерживать военно-техническое сотрудничество с Ираном. Здесь проблема в том, что у Ирана мало денег, и он находится под еще более серьезными санкциями, чем Россия. Будут проблемы с проведением финансовых расчетов. Плюс у него сложная система принятия подобных решений, из-за чего контракты часто затягиваются. Например, в «нулевые» годы переговоры о поставках зенитных ракетных систем С-300 шли более семи лет.

–​ Как насчет помощи сирийским войскам в уничтожении парочки военных баз США на Ближнем Востоке?

– В Сирии мы как раз стараемся избегать различных инцидентов, которые могут повлечь за собой гибель американских военнослужащих. Такие инциденты крайне опасны. Не стоит забывать, что могут последовать ответные действия. К тому же наше военное присутствие на Ближнем Востоке сильно меньше, чем американское. И к проблемам в Европе это отношения не имеет.

Можем ли мы создать базу на Кубе?

– Далеко не факт, что кубинцы этого захотят. Да и нет гарантий, что в этой базе будет большой смысл, если только мы не развернем там большую военную группировку. Это десять тысяч человек минимум. Отдельная база с несколькими ракетами едва ли будет на что-то влиять. А потянем ли мы серьезный вариант? Я сомневаюсь в этом.

 Стоит ли нам требовать ликвидации американских биолабораторий на территории Казахстана и Украины?

– Этот вопрос неоднократно поднимался нашей стороной, но я не слышал, чтобы он звучал в рамках гарантий безопасности. Можно пересмотреть их, но вкупе с имеющимися требованиями это приведет, скорее всего, к провалу переговоров.

Источник

Похожие записи