Как СВО изменила российско-белорусские отношения: Лукашенко в безвыходном положении

Как СВО изменила российско-белорусские отношения: Лукашенко в безвыходном положении

Но ему это только на пользу

Для белорусского президента Александра Лукашенко прошедший год выдался непростым. Минск привык находится под различными ограничениями, но под такими серьезными еще не оказывался. О том, как это отразилось на отношениях между Минском и Москвой, разбирался «МК».

Братья по санкциям

    «Если рухнет Россия — следующими будем мы, и даже не следующими — вместе туда пойдем», — сказал Александр Лукашенко в начале марта, имея в виду, что если Москва проиграет в противостоянии с Западом, то следом падет и Минск. 

Это утверждение относится и к белорусской экономике. Западные санкции против России дублировались на Белоруссию. В результате, страна, и без того находящаяся под всевозможными ограничениями, полностью развернулась в сторону Москвы — курс стал безальтернативным.

За прошедший год интеграция между двумя государствами заметно усилилась. Минск начал отгрузки попавших под санкции калийных удобрений через российские порты. Грузы преимущественно отправлялись в Китай. Первый заместитель премьер-министра Николай Снопков отметил, что российская портовая инфраструктура полностью обеспечивает потребности белорусского экспорта.

Компенсировать потери с уходом европейского рынка также вызвался Кремль. Замминистра промышленности Белоруссии Дмитрий Харитончик рассказал о том, что поставки на российский рынок в прошлом году выросли на рекордные 66 процентов. Страна впервые смогла достичь положительного сальдо в торговле с Россией.

Одно из важных событий в отношениях двух стран произшло в декабре — стороны согласовали основные параметры по ценам на российские энергоресурсы. Минск давно просит установить стоимость для белорусов, как для российских потребителей, но до сих пор этого не удавалось. Впрочем, и сейчас подробности сделки не разглашаются, но Лукашенко заявил, что остался «удовлетворен».

Активное сотрудничество шло и по линии импортозамещения. С весны в Минск друг за другом засобирались российские губернаторы. Глава Санкт-Петербурга Александр Беглов обсуждал с Лукашенко «экономические и гуманитарные связи». Губернатор Челябинской области договорился реализовать совместный проект по строительству крупного животноводческого комплекса. А курский губернатор получил белорусские наработки по выпуску различных видов техники — от автомобильной до сельскохозяйственной.

«Укрепление белорусско-российских связей стало естественным ответом на меняющуюся ситуацию в мире, в которой нас постоянно проверяли и проверяют на прочность. Считаю, что несмотря на некоторые шероховатости, мы все же находим эффективные ответы на различные вызовы и угрозы», — подчеркнул Александр Лукашенко. И предупредил: речи о том, что Россия или Беларусь поступаются своим суверенитетом, не идет, поскольку «просто нет необходимости».

Белорусская дипломатия

   «А я сейчас покажу, откуда на Беларусь готовилось нападение», — фраза, брошенная белорусским главой во время встречи с Путиным, мгновенно стала крылатой. Этим Белоруссия сделала себя сопричастной к военному конфликту с Украиной. Лукашенко даже уверял: если бы не превентивный удар России, то Киев громыхнул бы по Минску. 

Уже в мае белорусский президент признается: «Если честно, я не думал, что этот конфликт затянется». После этого риторику Лукашенко заштормило как флюгер во время урагана.

«Вы не думайте, что я тут планирую какое-то нападение: вот Украину будем бомбить с территории Беларуси и так далее. Нет у меня никакого желания, — говорит он в августе. — Во имя чего? Нам надо утихомириться».

А в декабре заявляет, что Беларусь будет более активно поддерживать своего российского союзника в СВО против Украины, отметив, что сегодня в стране «поставлены на боевое дежурство» С- 400 и «Искандеры», которые были переданы Кремлем.

Подобные заявления создали двоякий образ — Лукашенко как бы не хочет конфликтовать с Украиной, но якобы может сломаться только под каким-либо ультиматумом Москвы. Создать подобное впечатление и было целью белорусской пропаганды, считает политолог Вадим Можейко: «В действительности, Лукашенко предоставил все, что просил Кремль, включая железные дороги и военные аэропорты». Тем не менее, в девятый пакет санкций Минск не включили.

«Последний год поле для маневра у Лукашенко заметно уменьшилось. И, пожалуй, даже больше, чем за все годы его правления. Он очень пытался вернуться к ситуации 2015 году, когда Минск стала переговорной площадкой, но стремление успехом не увенчалось, и площадка ушла к Босфору», — отметил эксперт.

Тем временем, изменения происходят и внутри самой Белоруссии. Например, Лукашенко подписал поправки к закону «О гражданстве». Они позволяют лишать гражданства тех жителей республики, которые были осуждены по статьям об «экстремистской деятельности» или за «нанесение тяжкого вреда» интересам страны. Кроме того, расширены статья для применения высшей меры наказания. Теперь приговорить к смертной казни за госизмену могут чиновников и военных. То есть «закручивание гаек» внутри страны идет…

Источник

Похожие записи