Что противопоставит Россия западным либеральным ценностям

Что противопоставит Россия западным либеральным ценностям

В конституционных демократиях нет закона, кроме юридического, а в России есть закон и повыше

Наши политики и политологи очень любят порассуждать о неких «красных линиях», которые якобы обозначены и расчерчены в международных правовых документах, текст которых надо свято соблюдать, так как именно там проживает так называемый «устойчивый миропорядок».

Фото: Global Look Press

Мудрые философы веками искали мерило, которое бы позволило дать ответ на всё происходящее в жизни: вот это добро, а это зло; вот это хорошо, а это плохо; это добрый — и он свой, а злой — чужой. Ну и как результат: тогда бы было легко увидеть, что зло разоблачено, ложь выявлена, все плохие антигерои наказаны, а герои света и добра вознаграждены справедливым царем и живут долго и счастливо, как нас учили с детства в любимых русских народных сказках. Расул Гамзатов это в стихах оформил так: «Пусть будет хорошо хорошим, пусть будет плохо всем плохим. Пусть, проклиная день рождения и маясь в смертной суете, все подлецы и негодяи умрут от боли в животе».

«Красная линия» — некая дипломатизированная метафора. Например, Горбачеву европейцы обещали, что если он выведет группу советских войск из ГДР, то НАТО на Восток расширяться не будет. Что было дальше, вы знаете. Мне, юристу-правоведу со стажем, некомфортно сознавать, что никакие оформленные юридически гарантии ничего не гарантируют. Ну ладно, Горбачев и Ельцин не читали русскую нравственную философию от Ильина, Тютчева, Бердяева; но нам-то уже 30 лет как никто не мешает прочитать, да и В.В.Путин нет-нет да и вспомнит вслух то Ильина, то Бердяева. Ну вот могли бы его помощники и советники сделать выписку из этого, например: «Рушатся основы миросозерцания ХIХ века… Никакой легитимизм старых монархий или легитимизм новых демократий с их формальной идеей народовластия не имеет больше силы над душами людей. Никто больше не верит ни в какие юридические и политические формы, никто ни в грош не ставит никаких конституций. Всё решается реальной силой… Это окончательно обнаружила мировая война, совершенно дискредитировавшая идею формального права. …Влиятельная политика перестает быть парламентской. Вы поверили в демократию потому, что вы потеряли веру в правду и истину» (см. его «Философию неравенства», написана без малого сто лет назад). Ведь есть очевидные исторические факты. В демократическом угаре русская аристократия (когда-то креативный класс) предала монархические устои в России, и большевики в 1917 году грубой физической силой разогнали Учредительное собрание и произвели обычный госпереворот. То же самое проделало «мировое сообщество», свергнув президента Украины Януковича. Демократия — это припудренная политическая форма якобы воли народа, удобная для мировых воротил, которые решают свои финансовые вопросы. Слышим постоянно от европарламентариев, Байдена и Госдепа США, что они видят зло от России в том, что она нарушает основы демократии, а Байден добавляет, что она же подрывает либеральную платформу демократии и поэтому является страной (осью) зла, т.е. Россия якобы пересекла «красную линию» либерально-демократических моральных ценностей, а современная Украина, напротив, белая и пушистая и являет собой олицетворение демократии и либерализма, где и располагаются некое всемирное добро и правда. А раз так, то украинская власть с явным нацистским содержанием есть свои, а русские и все, кто их не осуждает публично, — чужие, и объявленная русофобия вполне соответствует мировым стандартам и либеральным ценностям.

Очень хочется, чтобы в России появилась бы ну хоть какая-то официальная идеология (негосударственная или обязательная, чтобы не разойтись с буквой нашей демократической Конституции — ст. 13 Конституции РФ). И хотя любая идеология это лишь программная умственная модель, выделяющая только элементы реальности, но в ней есть очертания задач и целей, которые ставит перед собой государственная власть. То, что обозначено в ст. 2 Конституции в качестве высшей ценности, а именно «человек, его права и свободы», — лишь декларация, позаимствованная из европейских либеральных деклараций далекого ХVIII века. Это не более чем демагогические лозунги. На заре всеобщего очарования либеральными европейскими ценностями еще в конце ХIХ века русский классик философии права Б.Н.Чичерин предупреждал, что «нельзя разумным образом установить права и обязанности лиц, не зная, что такое право, где его источник и какие из него вытекают требования… Самое понятие о праве совершенно затмилось в современных умах. Оно низведено на степень практического интереса, ибо для идеальных начал не остается более места». Право — это не возможность капризной претензии вплоть до судебной защиты, а моральный долг в отношении своей Родины и других людей. Это понятие права затмилось в умах ученых и практиков от юриспруденции, но не в умах живых совестливых людей, которые сейчас добровольно приняли участие в частичной мобилизации, и тех, кто активно борется в Новороссии против сатанинской киевской власти. Вот это свои, а те, вместе с их иностранными пособниками, — чужие. У своих источник их права определен — это их человеческая совесть, и они знают, какие отсюда вытекают требования. Те, кто бегом смотался от возможной мобилизации, это точно чужие.

Читатель может задать вопрос: «Писатель, а ты кто? Может, и ты от службы бегал?» Не буду рассуждать о высоких чувствах, которые вполне реальны при призыве в армию. Я ушел в армию с последнего года обучения в аспирантуре. Как-то тогда было неприлично «косить». Потом 33 года службы в МВД (имею вполне боевую награду и два именных наградных ствола). Старшие сыновья тоже отслужили, а младший (7-й класс) на днях заявил, что готов приостановить учебу и пойти бить фашистов (переговорили, и он сердито согласился подождать).

Если продолжить слепо верить во всемогущество декларативных гражданских прав и свобод и в юридические формулы, из них вытекающие, то мы точно приплывем к той точке, которой уже достигла цивилизованная Европа, что замечено и современными европейцами: «Нет больше самого закона ценности; есть лишь нечто, похожее на эпидемию ценности… Добро более не располагается по ту сторону зла, ничто не имеет определенного положения… не существует оппозиции, которая могла бы или желала указать на власть как на источник зла… Мы стали слишком слабы в том, что связано с сатанинской энергией… Мы можем противопоставить ему лишь права человека — скудный ресурс, который сам по себе является частью политического синдрома иммунного дефицита». (Ж.Бодрийяр, «Прозрачность зла»). Его приговор вполне современен, и, прочитав, остается только прийти в отчаяние. Но это точно не для русского мира, который временами способен потерять веру в силу духа, от чего нас предостерегали известные русские личности, не теряя, однако, надежду, уповая на одну неизменную особенность этого русского мира: «Русский народнический душевный тип моралистичен, он ко всему на свете применяет исключительно моралистические оценки» (см. у Н.А.Бердяева в его книге «Судьба России»). Это так, и это жутко бесило европейцев издавна, это ставилось «русскому типу» в упрек, оформленное двумя французами, любезно принятыми в России в ХIХ веке и обгадившими Россию по возвращении в Европу: «В России всё проникнуто религией. Нет ничего законного. Всё претендует на святость… Вы даже не можете организовать у себя мир гражданского порядка, простейший низкий мир» (Ж.Мишле и маркиз де Кюстин). Их книги с тех пор — классика убеждений о невежестве русских и нецивилизованности России.

В силу своего европейского атеизма этим и другим французам и прочим шведам непонятно, что религиозность основана на догматах, разделяющих духовное и материальное: «отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу». Это в русском мире соблюдалось всегда. А что европейцы получили от следования своему «низшему гражданскому порядку»? То, что о вас написал процитированный Ж.Бодрийяр — «эпидемию ценностей… права человека — часть политического синдрома иммунного дефицита, когда религия пробивает в этой системе бреши, через которые все наши ценности проваливаются в пустоту». Обратим внимание на очень важное современное событие, связанное с нашим противостоянием сатанинской власти в Украине и атеистической Европе. Попытка натравить мусульман на христиан через Чечню не удалась. Христос и Аллах всё управили, и как-то само собой стало понятно, что в «Евангелии» и в «Коране» говорится об одном и том же предмете: о любви к Богу и ближним, и там те самые важные ценности, которые гарантируют «духовные скрепы». Процитированный выше Ж.Бодрийяр, как современный европеец, видит то, что и все: «нет больше закона ценности». Это у вас в западных конституционных демократиях нет закона, кроме юридического, а у нас есть и повыше: это религиозные догматы, необъяснимым образом переходящие от предков в сердца потомков. Причем передающиеся тем, кто, возможно, не открывал ни Евангелие, ни Коран. Это генетический код, который ученые умы никогда не расшифруют.

Напрасны и сейчас частые напоминания, что жители центральной и западной т.н. Украины — славяне, мы один народ. Здесь важнее всего не некие исторические родовые корни происхождения, а исповедуемая религия. Об этом уверенно писали более ста лет назад славянофил А.С.Хомяков и поэт Ф.И.Тютчев: «Разница судеб в истории народов всегда происходила от разницы в вере» (Хомяков); «Вся будущность славянской народности у западных славян, исповедующих латинство, связана именно с решением религиозного вопроса… Сомнительна возможность политической самостоятельности при утрате духовной народной личности» (Тютчев). Неспроста лидеры украинской самостийности Порошенко, Зеленский так старались завести в Украине латиницу и уничтожить основу русского языка кириллицу. Поэтому есть надежда, что, оторвав славян-украинцев от латинских обычаев, мы еще сделаем их опять своими. А те, кто будет против, пусть уезжают на столь милый им Запад, где они точно окончательно утратят свою «народную личность», а вера в западные демократии лишь ускорит процесс.

Источник

Похожие записи